#Developed2017

Увидела кампанию от JetBrains, хотела посмеяться, что «я, как всегда, сделала ничего», а потом задумалась и поняла, что надо срочно всё записать.

В 2017 году я:

  • Поменяла область деятельности (с тестирования на аналитику), не меняя работодателя. Теперь я могу с уверенностью говорить, что применяю в жизни знания, полученные в университете.
  • В первый раз публично выступила с речью (на 10 минут) на английском языке. И нет, это была не защита диплома, а внутренняя конференция на работе.
  • Закончила магистратуру.
  • В первый раз была приглашённым лектором. Рассказывала, впрочем, очень простые вещи (как эффективно использовать пакеты для манипулирования данными в языке R). Возможно, вскоре буду рассказывать более сложные.
  • Совершенно случайно получила оффер на PhD, с которым теперь не знаю, что делать.
  • Нарисовала много графиков и, кажется, довела до внутреннего анонса (то есть где-то до альфа-версии) целый один проект. Первый раз в жизни.

Ещё я как-то незаметно начала свободно говорить по-английски (и с изумлением обнаружила, что не все вокруг говорят лучше меня; не знаю, что делать с этим знанием), начала учиться водить машину и чувствовать себя неловко из-за того, что знаю всего один иностранный язык. Что делать с этими фактами, пока непонятно.

Подарки и деньги

Наконец сформулировала мнение на тему «что дарить».

Аргументы построены по схеме «если минимизировать неприятные и максимизировать приятные для меня, Стасеньки, ощущения, то…». Чем больше читатель похож на Стасеньку, тем больше к нему относятся те же соображения. У меня есть основания предполагать, что все 3.5 моих читателя достаточно похожи на меня, чтобы смочь использовать эти аргументы для себя.

К проблеме «что подарить человеку на праздник» существует три основных подхода:

  1. самому придумать подарок и вручить его одаряемому как сюрприз (одаряемый не имеет никакой информации о том, что в подарке);
  2. спросить у одаряемого, что он хотел бы получить, и выбрать подарок из списка или заданной области;
  3. вручить деньги как универсальный эквивалент.

С тех пор, как мне исполнилось примерно 20 лет, я полностью за второй вариант и когда нахожусь в роли дарителя, и когда нахожусь в роли одаряемого.

Почему не подходит первый (подарок-сюрприз)?
Если я получатель подарка, я получаю либо персонально приятную вещь (радует меня, но не радует случайного прохожего), либо универсально приятную вещь (радует и меня, и случайного прохожего), либо бесполезную мне вещь (которая меня не радует). Вероятность получения персонально приятной вещи можно оценивать по-разному, но, на мой взгляд, она точно меньше единицы. Все универсально полезные/приятные вещи у меня уже есть. Владеть бесполезными, ненужными вещами только потому, что кому-то показалось, что я им обрадуюсь, я не хочу. У меня и нужных вещей слишком много. В итоге вероятность обрадоваться — меньше единицы.
Когда я — даритель, ту самую вещь, которая будет полезна/приятна одаряемому, я могу или угадать, или нет. Оба исхода — с положительной вероятностью (я и не телепат, и не бесчувственная свинья, смею надеяться). Если я не угадываю, я не радуюсь. Вероятность обрадоваться — меньше единицы.

Почему не подходит третий (денежный эквивалент подарка)?
Когда деньги пытаются дарить мне, всё просто. Столько денег, сколько мне нужно, вы всё равно мне не подарите (а если подарите, то я не смогу принять: слишком много). А на те деньги, что я могу принять в качестве подарка, я не могу купить ничего из того, что мне нужно настолько, чтобы я была готова сама это нечто выбирать (например, я готова сама выбрать себе новую машину, квартиру или хотя бы компьютер, но стоимость этих вещей в денежном эквиваленте я принять не смогу). Зато необходимость оценивать сумму и впоследствии выбирать, как её потратить, сводит вероятность обрадоваться к нулю.
Когда я — даритель, я не знаю, сколько денег нужно человеку и сколько из них я могу дать. Какая польза человеку с зарплатой больше 5 условных поросят в месяц от моих 0.25 условных поросят? Нет таких вещей, которые он без моей четверти поросёнка не мог себе позволить, а с нею — внезапно смог. Муки выбора суммы и чувство бесполезности процесса приравнивают вероятность испытать радость в процесса одарения человека к нулю.

Почему подходит второй (подарок из заранее оговорённого списка/области)?
Когда я — одаряемый, у меня появляется гарантия, что мне не подарят ненужных вещей. Более того, я могу выбрать совершенно точно нужные мне и радующие меня вещи. Все эмоции, сопутствующие получению подарка (любопытство, восторг, чувство благодарности), гарантированы при правильном указании области (множества, из которого стоит выбирать подарки). Итого вероятность обрадоваться — единица.
Когда я — даритель, с меня, опять же, частично снимается необходимость выбирать. Выбрать из множества, например, чашек гораздо проще, чем из множества всех объектов стоимостью не более четверти условного поросёнка: множество сильно меньше. Если одаряемый достаточно хорошо составил список, то вероятность обрадоваться — единица. Если плохо, то меньше единицы. По формуле полной вероятности получается положительная вероятность обрадоваться.

Насколько я знаю, именно чувство радости является целью всего этого ритуала с подарками. А дальше появляется оптимизационная задача для самых маленьких:

если я хочу раз и навсегда выбрать стратегию поведения, максимизирующую вероятность достижения цели, то какую из трёх стратегий мне выбрать?

Урок жизненной оптимизации для самых маленьких объявляется законченным.

 

Если вы умеете оптимизировать процесс перемещения по городу, научите меня.
Если вы умеете учить людей писать не в терминах теорвера для младших классов, а нормально, научите меня.

Что я вынесла с Deep|Bayes

Пять дней в Москве без сопровождающих (на летней школе). Ещё пара дней не помешала бы. Школа прекрасна сама по себе (почти все лекторы хороши, материал качественный, есть практика). Для меня оказались важными два мета-вывода:

  1. до «края науки» мне ещё далеко (и это прекрасно!);
  2. далеко настолько, что при продвижении ещё можно пользоваться разжёванным лекционным материалом, а не «сырыми» научными статьями.

Самое важное здесь — второе.

Учиться в относительно узкой области науки можно двумя способами: по учебникам или по статьям. Чем старше область, тем лучше по ней учебники. Много людей думали над тем, как лучше объяснить идею и в какой последовательности идеи лучше донести, ещё больше людей обсуждали получившиеся объяснения. В итоге остались самые лучшие объяснения, сложенные в самые хорошие учебники.

Между изложенным даже в самом последнем учебнике и краем науки есть зазор. В нём информация из статей из последних номеров журналов и с последних конференций, или же относительно старые, но ещё не улёгшиеся в общий формализм исследования и идеи. Продвигаться по этому зазору тяжело: в статье изложен взгляд только одной исследовательской группы, эксперименты могут быть поставлены криво, результаты оказываются не сравнимы с имеющимися или вовсе не воспроизводимы.

И моя радось здесь — радость ленивого студента, узнающего, что так много полезных ему вещей есть в разжёванном виде. Гранит науки можно не грызть, а неспешно попивать в виде смузи.

К сожалению, чем специфичнее область, тем меньше в ней качественно приготовленных смузи. И тем больше шанс, что именно ты будешь следующим smoothie maker.

 

Первые впечатления от «жизни после университета»

Завтра отправляюсь в первый в жизни «большой» отпуск (25 дней подряд, как это вообще?).

Впервые время не кажется прошедшим зря. В июне я научилась плавать и до сих пор в полном восторге от этого. В июне же я впервые сходила на кроссфит, осталась в восторге. И сходила ещё!

В конце июля я впервые в жизни читала лекцию. Абсолютно незнакомым людям. Академических лекций в моём исполнении ещё долго не будет, пока получилось что-то вроде увлекательного воркшопа. План лекции быстро улетел к лешим по просьбам слушателей, вместо него осталась серия формулируемых на ходу задачек.

Тогда же я искупалась в Волге. Очень странные ощущения, очень большая река.

Я нахожусь в блаженнейшем периоде своей жизни. Имея право принимать решения и неся ответственность за них, я обладаю огромным «читом» в виде матери и её безусловной поддержки. Как бы я сейчас не накосячила, мне есть, куда прятаться. Поэтому чувство локального всемогущества не отпускает.

И последние впечатления: посмотрела «Легенду о мече» Гая Ричи. Юный наглый сутенёр Артур, которого шарашит приходами от железяки. Изумительно. Саундтрек не отпускал меня ещё пару дней.

Восхитительный бред

Из My Year at GitHub, Coraline Ada Ehmke:

As an example, a couple of years ago someone created a dozen repositories with racist names and added me to the repos, so my GitHub profile had racial slurs on it until their support team got around to shutting them down a few days after I reported the incident.

Например, пару лет назад кто-то создал с десяток репозиториев с расисткими названиями и добавил меня в них, поэтому в моём профиле на GitHub находились расисткие оскорбления до тех пор, пока отдел поддержки GitHub не смог закрыть эти репозитории — через несколько дней после того, как я рассказала им об этой проблеме.

Что? Кто будет заниматься добавлением оскорблений на расовой почве в профиль на GitHub? Более чем специфичное и довольно скучное место с минимальными возможностями в области самопрезентации — только твои аватара, имя и работа.

Я не подвергаю саму историю сомнению. Скорее всего, она действительно произошла. Но уровень её бредовости едва не сломал мой измеритель адекватности.

я б почитала

В ГП-фандоме есть специфичное направление: магия как наука. Например, «Хроники профессора Риддла» (они не закончены и вряд ли когда-нибудь будут, зато хороши).

Я хочу, чтобы кто-нибудь написал в подобном стиле о прорицаниях, взяв за основу современную Data Science. О непонимании принципов работы кофейного гадания (линейной регрессии), лихорадочной сверке расклада стандартной колоды и Таро при каждом типе гадания вместо понимания происходящего (мультиклассовая классификация различными методами), бесконечном множестве настроек хрустального шара (нейронные сети) и проблем с его визуализациями (они же). О разнице между наукой и индустрией (прорицатели в офисе Малфоя-старшего, берущие стажёра, который предыдущие три года провёл в соответствующем подразделении Отдела Тайн: «Какая нахрен разница, почему ромбовидные шары работают лучше? Ну, уже не шары, не суть. Мы максимизируем деньги, а не интерпретируемость! Публиковать? Найди то, что даст 10% к точности на кросс-валидации, тогда опубликуем. Нет, не твою находку, а вот эти шары»).

О вещих снах и медитациях. О чувстве разбегающегося множества параметров и о горячей дрожи в руках, когда осознаёшь или придумываешь.

О лёгком ступоре, когда спрашивают о работе: «Ничего необычного, там же всё на поверхности лежит, помнишь, мы в школе ещё когда с трактовкой снов (производными) упражнялись — то же самое, только идей чуть побольше. Не помнишь? В смысле — в табличку смотрел? Но там же табличка только для примера и совсем урезанная была, а вообще нужно было минимальный психопрофиль составить и из него трактовать (пределы посчитать)? Не заметил? о_О».

И об удивительной близости «прорицателей» и «аналитиков» (любого, кстати, толка), которые не делают ничего необъяснимого, но всё равно «это дано не каждому» («нужно Внутреннее Око»).

Закончила магистратуру.

От количества открывшихся возможностей в лёгком шоке. Стараюсь не совершать резких телодвижений.

Тем не менее, свободное время в календаре таинственным образом куда-то исчезло.

Внятных планов на будущее — никаких. Есть желания (продолжать работать головой, круглую попу, плоский живот и чтобы интересно было), планов — нет. Есть острое ощущение конечности жизни (7 лет до тех пор, пока меня не перестанут хотеть как молодого специалиста, потом ещё 10, когда мне нужна будет моя голова и репутация, после 40 я буду уже либо на помойке, либо с деньгами и без свободы телодвижений, а ещё потом у меня будет либо всё, что я захочу, либо полный трэш и окончание жизни в ночлежке; а ещё когда-то нужно успеть родить 2-3 детей, чтобы не так сильно переживать за количество адекватных людей на планете, и вот это всё).

Когда я осознаю, что делать дальше, я уже ничего не напишу и не запомню. А вот эту почти-свободу запомнить, конечно, хочется.